Освобождение «заблудших» душ

   Во время диеты на Пало Маэстро иногда приходят особые сновидения. В них дается урок, или послание, а иногда Дух растения показывает нечто сокровенное и дарует Знание. Такое знание, как лечить, или как помогать людям. Оно сначала приходит во сне, как некий безусловный опыт, прожитый лично в «сновидческой» реальности. Затем, со временем, этот опыт прорастает в энергетике и сознании. И когда-нибудь приходит момент, когда уже в нашей реальности такая помощь становится необходимой реальному пациенту. Так Растения-Учителя раскрывают и передают в своих диетах древнее Знание.

Сновидение об освобождении «заблудших» душ

«Мне снится Северная Америка, средний Запад. Среди болот разбросаны деревни. Одна из них, наиболее глухая, находилась глубоко в лесу среди болот. И вот, однажды, эта деревня исчезла. То есть сами места остались, но только теперь лесные дороги приводили просто на лесную опушку, окруженную топкими болотами, а самой деревни, которая там стояла просто не стало. Никаких следов, словно и не было никогда.

У одного юноши, из другого селения, была в этой исчезнувшей деревне невеста. Он страстно хотел ее вернуть, и поднял людей из нескольких окрестных деревень на поиски пропавшего поселения. Со старых времен ходили легенды, что люди, а иногда и целые деревни в этих местах исчезали, они проваливались словно в болотные топи в иные, «туманные» миры. И, говорят, существовал способ вернуть их. Для этого надо было устроить поиск с факелами, и с помощью специальных заклинаний проложить тропу в этот «туманный» мир. Но очень важно, чтобы среди ищущих был кто-то близкий, мать или отец, или возлюбленный, тот, кто всем сердцем хочет найти пропавшего.

Решено было, что юноша, потерявший свою невесту, своим стремлением сможет проложить тропу в этот загадочный мир, куда провалилась вся деревня. И вот, по ночному лесу двинулась в две шеренги факельная процессия. Посреди, меж двух рядов людей с факелами, шли старосты, знающие люди, и с ними юноша. Выкрикивались заклинания, да и просто имена людей, живших в исчезнувшей деревне. Все они шли по знакомой им дороге, ведущей вглубь болот. Раньше эта дорога вела прямо в пропавшую деревню.

В какой-то момент тьма как-то зловеще сгустилась, с болот потянуло промозглым туманом. Стало жутко и холодно. Но люди все равно прорывались сквозь мрачную завесу, словно разрывая ее светом факелов и криками заклинаний. И, чудо! На опушке, куда их вывела старая дорога стали проявляться в темноте силуэты домов. Они нашли деревню и проникли в этот зловещий мир.

Но, что-то там было не так. В домах не было света, не слышно было людских голосов и лая собак. Юноша бросился к дому своей любимой. Раздался вопль отчаяния : «Она мертва!»

Девушка была мертва, как и ее родители. Люди бросились в остальные дома, но и там была та же картина. Все жители исчезнувшей деревни были мертвы. Причем было видно, что они покончили с собой. Юноша нашел записку, которую ему оставила его девушка.

Оказалось, что по времени жителей этой деревни прошло много месяцев, хотя в реальном мире прошло всего несколько дней. В этих местах и дня солнечного толком не было, сумрак сменялся темнотой, затем снова приходил сумрак. Они много раз пытались найти выход, но и дорога и все тропинки словно заколдованные возвращали их обратно. Люди отчаялись найти выход, запасы пищи у них подошли к концу. Всеми стала овладевать апатия и вялость. Бывало, несколько суток они могли сидеть в странном оцепенении у окна или крыльца дома, в ожидании, что может кто-нибудь из другой деревни случайно забредет к ним. И в страхе, что они станут полуживыми болотными призраками, о которых в этих местах ходило так много пугающих историй и сказок, жители деревни решили покончить с собой.»

— А что стало с юношей? – слышу я вопрошающий голос маленького мальчика.

Я вижу уже совершенно другую картину. Девятилетнего мальчишку, уютно устроившегося в постели у мамы.

— Юноша был в отчаянии и долго горевал. А потом он подался из этих мест далеко на Запад, в поисках новой судьбы, — ответила мама.

Это была женщина лет тридцати, с русыми волосами, и громадными голубыми глазами, в которых светилась доброта.

— А что стало с жителями пропавшей деревни? Они стали проклятыми, или они стали призраками? – спросил мальчишка, посильнее прижавшись к маме.

— Их заблудшие души и по сей день там, — печально проговорила мама, — они уже и забыли кто они и откуда, но не могут освободиться из плена «туманного» мира. Они заплутали и не могут найти освобождения.

— И сейчас мы можем посмотреть, что с ними, — заговорщически подмигнув продолжила мама.

— А как это мы сделаем?

— Мы пойдем туда в «теле света».

— В теле света? А что это? – встрепенулся мальчик

— Сиди спокойно и просто следи за мной, — сказала мама и погладила сына по голове.

И вот, я — уже этот мальчик. Я сижу рядом с мамой в теплой постели, и с нетерпением жду, как она покажет, что значит пойти в «теле света». Мама закрыла глаза, и слегка опустила голову. Ее лицо словно застыло в спокойствии и глубокой сосредоточенности. Я вижу, что вокруг нее образовался некий пузырь, и маму словно накрыло какой-то вуалью. Мне стало немного страшно и при этом очень интересно, что же с ней такое, и я засунул голову внутрь пузыря.

И в это же мгновение, мое внимание захватили удивительные образы светящихся спиралей и других причудливых фигур, по форме напоминающих объемный скрипичный ключ, который вращается вокруг своей оси, и одновременно раскрывается своими линиями наружу, и в тоже время словно схлопывается сам в себя. Это было завораживающе и неописуемо. Меня потянуло куда-то внутрь, чувство падения в пустоту сменилось ощущением парения в невесомости. Мой взор был захвачен движением светоносных линий. А кроме взора больше ничего и не было. Именно отсутствие ощущения своего тела и давало чувство парения в пустоте.

Но мне совсем не было страшно. Я чувствовал, что мама, ее теплая защита окутала меня, и нежно и мягко куда-то ведет. Картина передо мной сменилась. Передо мной открылось, словно отверстие в конце тоннеля, круглое пятно туманного света. Оно было поделено надвое горизонтальной темной полосой. Сверху ничего не было, а снизу были фигурки птичек. Они были все одинаковые, словно вырезанные из бумажек фигурки беловато-желтых цветов, которые мы с мамой часто мастерили. Их было множество, и они были расположены рядами под этой темной чертой. Эти фигурки как-то неприятно подергивались, каждая в своем ритме. Они двигались словно заевшие стрелки настенных часов. Я, то ли услышал голос мамы, то ли просто сразу понял, что эти птички – это души людей из потерянной деревни. И что они заперты, и не могут освободиться, потому что покончили с собой. И неприятное подергивание фигурок – это попытка душ найти выход, но им не хватает сил, они не помнят куда.

«А теперь смотри», — слышу я ласковый мамин голос, который раздается сразу отовсюду.

Темный контур вокруг одной из фигурок вдруг растаял. В нее вливалась мамина теплота, любовь и доброта. Темная черта разомкнулась над фигуркой, птичка словно увеличилась в размере, она перестала дергаться, и, вдруг, поднявшись над чертой, превратилась в пятнышко света бело-золотистого цвета и исчезло. Теперь я увидел, что вокруг всех птичек был темный контур. Это была словно клетка, в которую была заперта птичка. И мама каким-то образом открыла эту клетку.

Пустое место заняла другая фигурка, и с ней опять произошло то же самое. И еще одна птичка освободилась. И все пространство стало заполняться радостью. Радость ширилась словно песня. И действительно, это была песня, просто она звучала на такой высокой ноте, что ее не было слышно. Но с каждой новой освобожденной душой, песня проявлялась все сильнее, звучала все громче. Я каким-то образом понял, что мама – ученица каких-то могущественных волшебников, или магов. И это они научили ее этому замечательному способу. И что и мама, и я родом из тех самых мест, а тот самый юноша был нашим дальним предком. И стремление юноши найти и освободить свою возлюбленную, наконец, через несколько поколений нашло свое воплощение. И это было маминой задачей. А еще одной задачей – было показать, научить и передать этот удивительный способ освобождения «заблудших» и потерянных душ, возвращения их в свет. Фигурок становилось все меньше, темная горизонтальная черта растворялась, пока все не заполнилось ярко золотым сиянием. И столько доброты, любви и силы было в этом, столько радости… что я проснулся…

пало воладор диета

освобождение

Лео Пинонсой, Карелия, август 2018

Комментариев нет
Комментариев пока нет, будьте первым.

Добавить комментарий

*
*

Отзывы и рассказы о диетах являются субъективным личным опытом участника, и не могут являться объективным и полным описанием свойств диеты на Растения-Учителя.

Для того чтобы самому познакомиться со свойствами Растений-Учителей вы можете присоединиться к нашим шаманским путешествиям.

Прочитать о других Плантас и Палос Маэстрос вы можете на странице

отзывы о диетах Sama в традиции Шипибо

отзывы  о диетах Sama с Палос Маэстрос в традиции Палеро.

Scroll Up